— А мама сказала…


— Ты слышала, что сказала мама! Приготовь завтрак для меня! — первые слова мужа после свадьбы.

– Раз она живет с нами, то пусть привыкает к нашим требованиям и правилам. Первое правило: к тому времени, когда проснется Никита, готовый завтрак должен стоять на столе. Чтобы все было накрыто и радовало глаз. Правило второе: за столом много не разговаривать, это вредно для здоровья…

Лиля почувствовала неприязнь к будущей свекрови, Ирине Павловне, с первой же встречи. Внешне все казалось лучше некуда: радушная широкая улыбка, ласковые слова и обращение «Лилечка» — беспокойство о том, что молодой гостье неудобное место за столом досталось. Однако, девушка чувствовала всем телом, что происходит что-то, подозрительно напоминающее дешевый спектакль, в котором режиссер и исполнитель главной роли – одно и то же лицо.

Лиля не могла рассказать об этом любимому (Никита обожал свою мать и считал, что на свете нет никого более искреннего и любящего, чем она).

— Моя мама иногда может перегибать с заботой. Но это все потому, что ей не все равно, что у нас происходит. Но я уверен — все будет в порядке. Она тебя называет не по имени, а говорит: «Как там моя доча? Ты ее не обижаешь?». Даже пригрозила, что будет давать мне по ушам, если услышит от тебя жалобу в мой адрес, представляешь?

Лиля улыбалась, слыша подобные слова, но на сердце словно давило нечто тяжелое, неподъемное. Она не понимала, почему так реагирует на слова будущей свекрови, которая вскоре будет ей как родная мать. Тем более, что Никита сразу предупредил: жить будут вместе с Ириной Павловной, потому что у них сейчас нет возможности для отдельного проживания. Да и пожилой женщине требовался пусть небольшой, но все же уход. Поэтому Лилия, скрепя сердце, приняла условие жениха.


— Мне кажется, я себя слишком накручиваю. Может, перенервничала из-за знакомства с мамой Никиты? – спросила свое отражение Лилия. Зеркало в ответ беспристрастно показывало ее осунувшееся лицо и слегка затравленный взгляд.

— Наверное, она тоже переживает, все-таки единственный сын женится, — успокаивала себя Лиля. Однако ощущение неотвратимости чего-то дурного не отпускало девушку ни днем, ни ночью.

Свадьба состоялась в хорошем ресторане, все гости от души веселились и принимали участие в разных конкурсах. Лиля забыла на вечер свои переживания и была рада, что все прошло, как по маслу. После банкета молодые вместе с Ириной Павловной стали собираться домой, в большую четырехкомнатную квартиру, где свекровь выделила им самую просторную и светлую комнату. Но с небольшим нюансом: она была проходной. То есть через нее шел проход в другую комнату, уже изолированную. Все подарки со свадьбы и разного рода мелочи свекровь сложила именно в ту, дальнюю комнату и полночи ходила туда-сюда, мешая спать.

Настроение Лили было испорчено. Она мечтала, что их первая брачная ночь с Никитой пройдет в спокойном, уединенном месте, где их никто не будет отвлекать. Однако, как назло, оказалось, что в соседней комнате дружно храпело семейство старшего брата Ирины Павловны: он, его жена и младшая дочь, которая почти до утра слушала музыку на телефоне. Было душно, поэтому двери в комнаты никто не закрывал. Распахнутые окна не спасали от жары и духоты.

Утром свекровь высказалась по поводу подарка для сватов.

— Говорят, что в Азии мать невесты получает большой подарок от сватов, если ее дочь невинной вышла замуж, — как бы между прочим заметила за завтраком Ирина Павловна. – Я вот думаю: скорее всего, мне нечем было бы одарить маму нашей Лилечки. Да и гостям бы в таком случае ничего не досталось.

— Наверное, Лилька думает: слава богу, что мы не в Азии живем, — захохотал брат Ирины. – Ну да ладно, дело молодое. Пусть не первый, зато единственный.

— Это еще как сказать, — поджала губы свекровь. Они разговаривали о Лиле с таким видом, словно ее рядом не было. Или она была до такой степени непроходимой дурочкой, чтобы не понять, что речь идет о ней.

Девушке стало неприятно.

— Извините, что вы хотите этим сказать? – ровным голосом спросила она у свекрови. Та пошире распахнула глазки и захлопала блеклыми ресницами.

— Не принимай на свой счет, милая моя, — обратилась она к невестке. Улыбнувшись, отвела взгляд. – Мы с братцем любим пошутить, не надо обижаться. И вообще, на воре шапка горит, слышала про такое?

Лиля не нашлась, что ответить. Извинившись и сославшись на головную боль, она ушла в спальню.

— Вот что ожидает моего мальчика, — сокрушенно вздохнула Ирина Павловна. – У нее с первого дня семейной жизни болит голова. То ли еще будет, страшно подумать.

— Зато тебе не придется париться с воспитанием внуков, — ответил брат, ухмыльнувшись. – Она его к себе подпускать не будет. Сразу будет понятно, что родится приблудыш.

— Типун тебе на язык, — засмеялась Ирина Павловна. – Даже если и будет подпускать, все равно заставлю сделать тест на отцовство. Я впахивала не для того, чтобы подарить эту квартиру какому-то нагулянному со стороны.

— Смотри, не переусердствуй, — предупредил мужчина. – Она девка спокойная, но если взбрыкнет, тебе мало не покажется. Не торопись воду мутить. Никитка ее любит.

— Знаю я, где у мужиков любовь живет, — отмахнулась Ирина Павловна.

Лилю затрясло, когда она нечаянно подслушала тот разговор на кухне. Свекровь совершенно не стеснялась высказываться про невестку, называя ее любительницей легкой наживы.

— Она просто решила – окручу-ка я этого дурачка Никиту, он на мне женится и подарит мне эту квартиру, — ехидно проговорила свекровь. – Мы еще посмотрим, кто кого.

— Ира, не передергивай, — строго сказал ей брат. – Ты однажды таким макаром собственное счастье упустила, не лезь к парню. Сам решит, как и с кем ему жить. Пошутили и хватит.

Лиля была в шоке: где Никита увидел в своей матери искренность и любовь? Все, что волнует Ирину Павловну, это ее власть и имущество. Зачем тогда предложила жить с ней, если с первого дня после свадьбы ведет такие речи? Причем ведь знает, что сын ничего не слышит. Все, что она сказала, было предназначено исключительно для Лили, больше ни для кого.

— Дорогой братик, пора бы и честь знать, — промурлыкала Ирина Павловна. –Я тебя с твоей храпуньей впустила к себе только на одну ночь. И то, чтобы посмотреть, как на вас отреагирует Лилька. Я увидела, что надо, и теперь вы свободны. Спасибо за подарки, обязательно все верну, когда ваша мелкая замуж соберется.

Расстались родные не лучшим образом. Как только за семейством брата захлопнулась дверь, Ирина Павловна поспешила к молодым. Не обращая внимания на невестку, которая собиралась переодеваться, свекровь устроилась на кровать рядом с сыном и чмокнула его в лоб.

— Вставай, мой хороший, — позвала она Никиту и погладила по слегка заросшей щеке. Лилю передернуло от увиденного, словно она подсмотрела нечто сокровенное, не предназначенное для ее глаз.

— Сынок, скажи жене, чтобы приготовила тебе нормальный завтрак, — скомандовала женщина. – Раз она живет с нами, то пусть привыкает к нашим требованиям и правилам. Первое правило: к тому времени, когда проснется Никита, готовый завтрак должен стоять на столе. Чтобы все было накрыто и радовало глаз. Правило второе: за столом много не разговаривать, это вредно для здоровья. Правило третье: я не должна указывать тебе, что делать. Ты девочка большая и должна сама видеть, где и что не так. Увидела и быстренько все исправила. А то я расстроюсь, а мне нельзя нервничать.

Никита открыл глаза, потянулся и сел на кровати. Увидев сидящую рядом мать, поцеловал ее в щечку и непонимающе уставился на Лилю:

— Ты еще здесь?

— А что не так? – Лиля почувствовала, что происходит что-то странное.

— Тебе же русским языком сказали про наши правила. Не стой у стены, ее незачем подпирать. Ступай на кухню и приготовь мне завтрак. Мам, ты чего хочешь? Кашу, мюсли, омлет? — заботливо спросил он, не глядя на жену. Ирина Павловна лучезарно улыбнулась:

— Я счастливая женщина, раз женатый сын так беспокоится обо мне. Пожалуй, не откажусь от омлета.

— Слышала? – небрежно спросил Никита, удостоив, наконец, Лилю взглядом.

Девушка медленно кивнула, затем ушла.

— Что-то незаметно, чтобы она готовила, — приметила мать через несколько минут и вопросительно посмотрела на сына. Прислушиваясь к тишине, она сощурилась.

— Пойти, что ли, глянуть, чем она там занята? Вдруг придется с первого дня уму-разуму учить?

— Научим, если потребуется, — жестко ответил Никита, натягивая на себя футболку и спортивные шорты. К его удивлению, на кухне не было даже намека на готовку. Зато с балкона он увидел, как Лиля садится в такси с двумя небольшими чемоданами.

— Ты куда? – закричал Никита, ничуть не заботясь о том, что его могут услышать соседи. Лиля ничего не ответила и закрыла дверь. Через несколько секунд она уехала.

В тот же день девушка подала на развод. Ирина Павловна долго и безуспешно пыталась помирить Лилю с Никитой, но после очередной попытки отказалась от этой затеи. Зато теперь полгорода знало, что Лиля – та еще лентяйка и халявщица, сбежавшая от мужа на следующий день после свадьбы. Про свой опыт общения с бывшей свекровью и мужем девушка вспоминала с содроганием.

— Слава Богу, хватило ума уйти сразу же, пока не дошло до рождения детей. Пусть сама угождает своему сыночку…

Автор: Ольга Брюс

Контент для подписчиков сообщества

Нажмите кнопку «Нравится» чтобы получить доступ к сайту без ограничений!
Если Вы уже с нами, нажмите крестик в правом верхнем углу этого сообщения. Спасибо за понимание!
Просмотров: 5607