Ваня, был гениальным мальчиком — он говорил только правду

Он был гениальным мальчиком, но при этом не мог врать.

Как у обычного человека, в моей жизни один раз произошла свадьба. Женила меня на себя весьма странная личность, желающая отдыхать и ездить по дискотекам. Личность звали Люська и те 2 года, которые мы “прожили” вместе, стали для меня роковыми.

После такой «женитьбы» я больше не рискнул вступать в брак. Но у меня осталось два «бонуса», которые постоянно напоминали мне о моей шумной молодости. Самое интересное, что подробностей личной жизни с Люськой я вообще не помнил. Видать, память умышленно стирала весь негатив.

Первым бонусом был мой сын Захар. Неплохой парень, очень напоминающий своими повадками мать. Сейчас он уже студент, который постоянно пытается «выдоить» меня на деньги, но рассказать я хочу о более важном «бонусе». Правда, к его зачатию я не имею никакого отношения.

Варька была лучшей подружкой Люськи. Такая же мерзкая, тщеславная, любящая погулять и выпить. Она регулярно подбивала мою благоверную на различные «гастроли» по пивнушкам, в рамках которых брала с собой своего сына Ваню. Парень был старше моего сына на пять лет. Но кое-чем он существенно отличался.

Ваня родился аутистом. В то время о подобном диагнозе, никто никогда не слышал. Я ради интереса раскопал все подробности данного явления и был осведомлен, что подобные люди – просто не такие как все. И мир они воспринимают по-другому.

Тема аутизма меня заинтересовала еще ранее знакомства с Ваней. До этого я пересмотрел фильмы «Меркурий в опасности» и «Человек дождя». А затем познакомился со столь удивительным мальчиком.

Ваня был очень красивым и исполнительным. Он покорно таскался за своей невменяемой мамашей, которая постоянно орала на него благим матом. Главное, что ее выводило из себя, было его нежелание смотреть кому-либо в глаза. И женщина совершенно не могла понять, что мальчик просто таким родился… И ничего с этим уже не сделаешь. Аутизм – не порок, а одна из форм психики.

Мамаша считала своего сына настоящим проклятием. Я же считал, что единственным ее проклятием было отсутствие мозгов. Фигура у нее была, вкус тоже, а вот черепная коробка – полностью пустая.

Варька таскала своего сына по врачам, экстрасенсам и психиатрам. Ничего не помогало. А просто принять ребенка таким, каким он есть, у нее мозгов не хватало.

А парень все прекрасно понимал и отлично соображал. Он беспрекословно выполнял любое ее поручение, быстро находил ответы на самые сложные вопросы и просто поражал меня своей способностью складывать пазлы. Я приносил ему самые большие коробки с множеством деталей. Ваня справлялся со всем в течение десяти минут. Мне бы на подобные действия необходимо было не менее дня, а то и двух.

Также он отличался великолепными математическими способностями. Один раз его мамаша заплыла с Ваней в мое кафе. Мы как раз пытались просчитать, сколько необходимо плитки, чтобы облицевать его с внешней стороны. Я и трое мастеров уже час боролись над расчетами. Стоит учесть, что надо было высчитать окна и двери.

Ваня прошелся вокруг кафе. Затем подошел ко мне и сказал:

— Дядь Саша, вам надо купить плитки для 86 м2.

— Но ведь мы насчитали 120! – возразил один из мастеров.

— Не лезь во взрослые разговоры! Вот всегда ты меня позоришь! – запела мамаша.

Я не стал слушать эту припадочную, а просто дал распоряжение управляющему купить материала для 86 м2. И не прогадал. Ваня значительно сэкономил мои средства. В тот момент ему было всего шесть.

В следующем году я поехал в Польшу решить некоторые неотложные дела. Там в Варшаве я узнал об особой школе для таких же деток, как Ваня. Если ребенок в первый год адаптируется и покажет впечатляющие результаты, то ему даже будет выплачиваться стипендия до конца обучения.

Но была одна проблема. В первый год обучения малыша должна сопровождать мать. Ее пребывание необходимо оплачивать. Только для граждан Польши оно бесплатное.

Мамаша Вани наотрез отказалась ехать с сыном на реабилитацию. Понятное дело, это совершенно не совпадало с ее стремлениями и желаниями. Она хотела гулять с подружками, пить винишко и искать очередного мужа. А тут целый год заниматься ребенком, который бесил ее до потери пульса.

Приближался день вступления. Ситуация никак не двигалась со своей исходной точки. И тут решилась родная тетя Вани. Маше было всего девятнадцать, но она искренне хотела помочь племяннику. Я насобирал кое-какие сбережения и с чистой совестью отправил Машу с Ваней в Польшу на реабилитацию.

Что мы имеем сейчас? Мать Вани три раза побывала замужем, фактически спилась, отлично себя чувствует и совершенно не думает о сыне.

Маша осталась в Польше. За ее добрые дела ей воздалось сторицей. Она вышла замуж за поляка, родила ему двух дочек. Муж души не чает во всех троих и носит их на руках.

Ваня получил стипендию. Затем его на расхват забирали на престижные работы. Ваня остановился на должности финансового руководителя в филиале Google.

Он очень много путешествует и часто шлет мне фото. На них Ваня смотрит в камеру и улыбается. Я единственный человек, которого никогда не напрягало то, что он не смотрел мне в глаза, и теперь он радует меня этим взглядом.

Аутисты не умеют врать и обижать. Они альтруистичны и всегда прощают своих обидчиков.

Может это они настоящие люди, а не мы?

Контент для подписчиков сообщества

Нажмите кнопку «Нравится» чтобы получить доступ к сайту без ограничений!
Если Вы уже с нами, нажмите крестик в правом верхнем углу этого сообщения. Спасибо за понимание!
Просмотров: 120